вторник, 7 сентября 2010 г.

СТИХИИ и СТИХИ

Я – в небе. Я – внутри железной птицы.
Ещё чуть-чуть – и тронула б рука,
Пересекая мнимые границы,
Её крыло и даже облака.

А там внизу – безбрежная пустыня…
Лишь изредка змеятся русла рек
Среди песков, что, кажется, доныне
Здесь не ступал и не жил человек.

И вдруг… о, море! Море, как награда,
За то, что нас забросило сюда.
И голос: «Вас приветствует Хургада».
И радость: «Мы в Хургаде, господа!»

Небо. Самолёт. Девушка... Из морозного ноября она летела к морю, солнцу и, как оказалось, к новой жизни.
Дома, в такой далёкой теперь, но безмерно любимой Беларуси, её никто не ждал. Все дела были разрешены, все отношения развязаны. Сердце, жаждущее перемен, было готово отдаться на волю стихиям.
Неделя беспечного отдыха в пятизвёздочном отеле пролетела, как яркий сон, и плавно перетекла в другое измерение. Предложение о работе в дружной команде аниматоров было воспринято, как подарок судьбы. Сомнений не было: она остаётся.
Поначалу работать было увлекательно и интересно, однако легко не было никогда. Напряжённый график – пятнадцать часов в день в условиях постоянной физической активности: гимнастика, аэробика, танцы, спротивные игры, вечерние шоу, дискотеки и ежедневные репетиции – закружили в водовороте сильных эмоций и новых впечатлений. А потом оказалось, что команда не такая уж дружная, работа – не такая уж интересная. К тому же, стало катастрофически не хватать отдыха и полноценного сна, что не раз наталкивало на мысль о смене работы.
Иногда, в тяжёлые минуты отчаяния, она смотрела на горы, на их утопающие в закате вершины. От них веяло величием, которое придавало силы идти дальше. Иногда она окуналась с головой в море и наслаждалась тем, как оно умеет держать, – и она держалась. Иногда она ловила себя на мысли, что ей не хватает воздуха, – и вдыхала летящий навстречу ветер. А однажды, когда уже совсем опустились руки, она вдруг осознала, что находится в эпицентре всех сил природы, что их чистая энергия просто не позволит сложить крылья, упасть и разбиться.

Я – в кольце четырёх стихий:
Море – солнце – ветра – и горы.
Я – песчинка. Но очень скоро
Я сумею писать стихи.

Кто-то мне не даёт упасть,
Чтобы справиться с этой новью.
Горизонт, обагрённый кровью,
По ночам открывает пасть.

И глотает мою тоску
По земле, что меня взрастила
(Я давно уже ей простила
Непокой на моём веку).

Ветер – смотрит в моё лицо.
Солнце – греет земное тело.
Морю – я отдаюсь всецело,
Замыкая собой кольцо.

Обречённая обрести…
Вновь без родины и без дома.
Но я чувствую, что ведома
По назначенному пути.

Даже небо, чужое мне,
Охраняет меня незримо…
Чьей молитвою я хранима
В этой дикой чужой стране?..

Она постоянно что-то писала. Небольшие перерывы в работе она заполняла по-своему. Думала, сочиняла, записывала... Шефу это показалось подозрительным, и ей запрещали писать. Нонсенс! Она стала пропускать обеды и ложилась спать под утро, но не писать она не могла.
...Первое стихотворение появилось, когда ей было шестнадцать. Несчастная любовь, разлука, девичьи страдания: «Он не любил меня, а я не знала...». По-детски наивно и просто.
Она взрослела, и вместе с ней росли её стихи. Когда писать «в стол» показалось бессмысленным, она пришла к поэтам. Её приняли и назвали «явлением». Потом были многочисленные публикации в газетах, журналах, антологиях, коллективных сборниках, победы и призы зрительских симпатий в конкурсах. Главной стала награда из Нью-Йорка за участие во Всемирном литературно-поэтическом конкурсе. Беларуси было чем гордиться: имя единственного белорусского автора, признанного высоким жюри, навсегда останется в длинном списке 41157 писателей из разных стран мира в числе награждённых. А она будет бережно хранить огромный диплом и трогательное письмо от самой княжны Надин Лилиан Глинской.
Потом она возьмёт на себя ответственность за «тонущий» проект и станет выпускающим редактором газеты, в которой были впервые напечатаны её стихи.
А чуть позже увидит свет её первая поэтическая книга. Она назовёт её «Женщина-птица» и расскажет в ней о себе.
                                      «Я шла нехоженой тропой
                                      По краю Вечности...»

Как сбываются мечты
В детстве она мечтала об Америке и о египетских пирамидах.
И одно, и другое казалось настолько недостижимым, что никаких дополнительных усилий, кроме, собственно, самих мечтаний, к осуществлению желаемого не предпринималось.
Закончила школу, поступила в университет, полностью посвятив себя изучению иностранных языков. Студенты филфака как раз в то время положили начало доброй традиции ездить во время летних каникул на заработки в благополучную в этом отношении Америку. Для неё эта далёкая страна по-прежнему оставалась лишь мечтой.
Однажды, на одной из многочисленных фотографий, привезённых очередной вернувшейся на родину счастливицей, она увидела океан: бурный, штормящий, магнетически влекущий в свою бездну. «Я обязательно туда поеду», – мысль казалась достаточно опрометчивой, но настолько твёрдой и уверенной, что сомнений быть не могло – она попадёт туда, чего бы ей это ни стоило. Она сделала с негатива такую же фотографию и всегда носила её с собой.
Не прошло и года, когда, молодая и красивая, полная сил и надежд, она стояла на берегу Атлантического океана, дыша воздухом долгожданной победы и безграничной свободы.
А потом прошло ещё шесть лет, и в аэропорту Хургады, маленького города большой страны великих пирамид, приземлился самолёт, на борту которого она писала свои новые стихи…

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...