воскресенье, 6 мая 2012 г.

Моя вторая книга "Мои стихи". Глава 7.

Заканчиваю публикацию своей второй книги. Осталась последняя глава - седьмая...
Много говорить не буду - вы обо всём прочтёте сами.




***
Снова – безумие мысли и мозга.
            То же – слиянье пера и руки.
                        Так же – с упорством кипящего воска
                                    Переиначивать черновики
И уходить от земного пространства
            Псевдотелами своих двойников –
                        В мир, где тебя обретёт постоянство
                                    В образе будущих материков.

27.07.2005

***
Почему же мне беспокойно так?..
И приюта нет на твоём плече..?
И густеющий полуночный мрак
сверлят стёкла глаз? Для кого в вече-
Ра роняет свой предпоследний шар,
утопающий в розоватой мгле
на краю небес, чтобы каждый – стар
или млад – живя глубоко в земле,
мог поднять свой взор и – на склоне лет
иль в расцвете их – осознать, что спал
беспробудным сном и, увидев Свет,
как подкошенный, на колени пал.

15.03.2005, утро

***
«Я оказался в западне.
 Я оказался
Я».
Ю.Мацук
Шаг упадёт
в снег
И обретёт
след…
Я нахожу
век
Под скорлупой
лет.

Из глубины
книг
Слышу Его
глас,
Вижу Его
лик –
Тот, что почти
спас.

Нужен всего
шаг!
Но на пути –
ты.
Что же влечёт
так
Всем затыкать
рты?

И за тобой
мчась
/Только чего
для?/
Я упаду в
грязь
И окажусь –
Я.

25.12.2004

***
Высказано – числами,
Выстрадано – нервами.
Я захлебнусь мыслями,
Грубыми, но первыми.

Скомканный смех выкричу –
Вот как тебе рада я!
Камнем в окно вылечу,
В сумрачность трав падая.

Утром во двор выглянешь:
Там же лежу – камушком…
Сердце своё выплюнешь,
Только чтоб быть рядышком.

7.10.2004 
***
Внутри меня легко и просто –
Темно.
Увы, избавлено от роста
Бревно.

Ты думал, я тебе в угоду –
И в ад.
И драгоценную породу –
В оклад.

И вены с кровью голубою –
Под нож.
Ты был уверен – я завою!
И ждёшь…

Я не вступала в пререканья –
Гляди:
Остыло даже трепыханье
В груди.

И горло жёстче жмёт окова-
Змея.
И кто-то воет… – Только снова
НЕ Я.

24.09.2004

***
Я умерла. Во мне теперь таится
чужая суть, исполненная зла,
и вроде бы она уже не птица,
не женщина, а тьма. Я – умерла.

Меня кладут в обычный тесный ящик.
Меня! – кому и небо – потолок!
Пускай теперь глаза свои таращит
и царь, и бог, и маменькин сынок.

Ах, если бы ты мог отдать все силы,
пожертвовав нутром и головой,
и быть надгробьем у моей могилы:
и воздухом, и светом, и травой.

6.02.2005

***
                                                 А.Н.
Потом: и ты мне будешь сниться.
И я – себе.
И лишь во сне оно случится,
и на губе
застынет капелькой блаженства
лимонный сок…
Иным, искавшим совершенство, –
судьба – в висок,
а мне, вчера ещё крылатой, –
лишь пара рук,
и полстакана чая с мятой,
и лунный круг;
предрасположенность осколка
к терзанью вен,
и пустота с глазами волка
в квадрате стен;
и нелюбовь, и поцелуи
с частицей «не»…

Я полюблю себя  такую,
но лишь во сне.

26.08.2005

***
А где есть я – когда покой
низложен саваном на веки?
когда невидимой рукой
меняют душу в человеке?

И где есть вы – когда вас нет?
когда вы мне всего нужнее?
когда любое ваше «нет»
мне сотен чьих-то «да» важнее?

И где есть Он – в любой из дней –
глядящий сверху? снизу? сбоку?
когда молчание больней
приговорённому к упрёку?..

27.07.2005

СУД СЕМИ
Воскресный день. На площади церковной
Народу – негде яблоку упасть.
Правитель суд вершит «семиголовный»,
Передавая временную власть
Семи достойным сыновьям Адама,
Способным отыскать хотя б одно
Незаклеймённое «под сенью Храма»,
Стремящееся прорасти зерно.

Все семь достойны сей высокой чести:
Один – богатый лавочник, купец;
Другой – грехи прощающий невесте,
Влюблённый до безумия юнец;
На третьего возложена задача
В бою вести к победе корабли;
Четвёртому сопутствует удача
На всех дорогах и путях земли,
Он – пилигрим, видавший слёзы сильных;
И пятый – благородный трубадур –
Не раз встречал рассвет в дорогах пыльных;
Шестой – придворный шут и балагур;
Последний, приодевшийся скитальцем,
Скрывает в пальцах тощих рук кольцо…

И лишь один из них укажет пальцем
На чьё-то просветлённое лицо.

***
Он пускал поезда под откос.
Он бросал самолёты вниз.
Он ответит на твой вопрос
И попросит за это жизнь.

И изысканностью манер,
И нескромностью блеска глаз
Он покажет тебе пример
Совершенства в себе и в нас.

Потому что он – Сатана,
Потому что он – Чёрт и Бес,
Он возвысит тебя до дна,
Не унизившись до небес.

18-21.04.2004г

Рондо
(15 стихов в 3 строфах на 2 рифмы: аавва+аввR+аавваR - нерифмованный рефрен, повторяющий начало первой строки)

В последний день, устав от праздной лени,
Мы вспоминаем о своей измене
Самим себе. И в поисках совета
Глядим в глаза старинного портрета.
Отбросив стыд, мы ползаем по сцене,

Стирая в кровь нежнейшие колени,
И вторим строкам вечного сонета,
Готовые молиться капле света
В последний день.

Но связи нет. Немногословны тени.
И мы невольно думаем о смене
Твоих наследников, безликая планета.
Но не найдя достойного ответа,
Мы нервно водим пальцами по вене
В последний день.

3-4.04.2004

***
Зачем она сливалась с песней
В угарно-призрачном дыму?..
Напоминая ночь саму,
Она могла быть интересней –
Когда луна роняла свет
На розоватый пепел кожи –
Как вечность, ставшая моложе
На миллиарды звёздных лет.

Зачем ей делалось больней,
Когда делилась болью лира?..
Ведь даже за порогом мира
Она была стократ сильней,
Когда под звуки дивных арф
Её несла в потоке Лета,
За недвусмысленность куплета
На шее стягивая шарф.

10.11.2003

***
Вот и мне – так же –
хочется выть горлом,
вторить в раже
чутко правленым свёрлам.

Но тепла лапам
в стылой земле мало,
и с нахрапом
ты обнажаешь жало.

Брат мой волк, смейся,
над голубой кровью!
Брат мой, бейся –
на смерть – за жизнь совью,

впившуюся глазом
в чёрный алмаз ночи!
Выйдем разом.
И упадём – в клочья.

Разгляди под веком
в жёлтом зрачке тонком –
рождённая человеком
помнит тебя волчонком.

9,11.12.004

***
Какая разница: кому поклоны бить?
Какое дело: чьи не слышат уши
и чьи глаза не могут отразить
меня, пером бунтующую души?

Мне всё одно: мне и в раю – гореть.
И этим дышит каждая минута
моих ночей. Способные узреть
свою судьбу – заканчивают круто.

По мне бы, я б сегодня в гроб легла.
Но Бог до срока не лишает силы.
Мне нет ни родины, ни дома, ни угла
на этом свете – даже для могилы.

20.12.2004

Поэма об одиночестве

Не поёт для меня теперь
по ночам колдовская птица.
Одиночество – грустный зверь –
хочет в доме моём прижиться.

Я за дерзость такую злюсь
на себя, что его впустила.
Я, наверно, его боюсь
так же сильно, как невзлюбила.

Всякий раз, запирая дверь,
я ищу его робким взглядом.
Бесполезно – мой странный зверь
невидимкою бродит рядом.

То прицельно за мной следит
из углов опустевших спален,
то пытается сделать вид,
что сильней моего печален.

Не избавишься: не убьёшь,
не прогонишь, не заболтаешь.
Он почует любую ложь,
даже ту, что в себе скрываешь.

Он спокоен и в тишине
не беснуется без причины,
предлагая понять, что мне
можно справиться без мужчины.

А когда наступает мрак
по какой-то плохой примете,
он жалеет меня – и так,
как никто не жалел на свете.

А вчера, отыскав его,
я всю ночь ему говорила
только правду и ничего,
кроме правды, о том, что было.

Он не плакал и не кричал,
намекая о долгих зимах.
– Мне подобного не прощал
ни один из моих любимых.

26.07.2005

***
Гасите свет. Я выпала из кадра.
/Монтаж бессилен в заживленьи ран./
И предпоследний ряд кинотеатра
мне шлёт немое «браво» на экран.

«Ещё одна», – сочувствуют кулисы,
смеётся в спину самый грустный мим.
Гасите свет. Здесь больше нет актрисы.
Я – только тень, отброшенная им.

30.04.-16.12.2004

***
Я падала,
не избежав паденья,
стремилась вниз,
раскалывая тьму,
бессильная,
членённая на звенья,
не верная
закону своему –
лететь и жить.
Вот-вот земли коснутся
уставшие,
обмякшие крыла…
Я падала…
и не могла проснуться…
а кажется –
что просто умерла…

23.07.2005

***
Узнай меня. За праздничным столом
Я просто девочка, жующая конфету.
Я перепутала и улицу, и дом,
И – очень даже может быть – планету.

Но я пришла. Я появилась в срок –
В тот день, когда ты праздновал рожденье,
Вскарабкалась на стул и восемь строк
Из взрослого прочла стихотворенья.

Хлопки в ладоши, возгласы гостей:
«Какая прелесть! Как?! Всего три года?
В наш трудный век талантливых детей
Всё чаще дарит щедрая природа».

А ты стоял – ни мёртвый, ни живой –
В кругу друзей и в ореоле света.
Из тех, кто нынче в дом явился твой,
Никто не знал, о чём молчат поэты.

Тогда никто не мог об этом знать…
И ты, покинув зал без оправданья,
Поднялся в спальню и открыл тетрадь,
Уже не в силах сдерживать дыханья.

…Семь чёрных строк по белому листу,
Что ночью вывел ты рукой усталой, –
И нет последней. Но ты помнил ту,
Что маленькая девочка читала.

Узнай её, вглядевшись в образа,
Услышь её в свечи дыханьи тонком…
У девочки такие же глаза
Как у тебя, когда ты был ребёнком.

29.07.2004-2006


P.S.

Нет, я не могла быть Вашей
Ни в прошлой судьбе, ни в этой.
Не звали меня ни Сашей,
Ни Корой, ни Виолеттой.

Не мне Вы в тенистом парке
Шептали слова признанья.
Не я приняла подарки
В день немоего венчанья.

Они не мои: ни перстни,
Ни платья, ни сигареты.
И скучные эти песни
Вам кем-то другим пропеты.

И в доме с большим балконом
Цветы не по мне скучают.
– Густым колокольным звоном
Таких вот, как я, встречают.

Но в дом не зовут. И водкой
Не потчуют из стакана.
Такие прямой походкой
Из жизни уходят рано.

Таких не гнетёт смятенье
Ни в прошлых веках, ни в этом.
– Я в каждом своём рожденьи
Осмелилась быть поэтом.

7.05.2005

© Виктория Соколовская
Копирование материалов возможно только с активной ссылкой на блог и указанием имени автора.


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...