воскресенье, 24 февраля 2013 г.

мой Высоцкий

Когда мне было 14 лет, мама с отчимом изыскали возможность отправить нас с братом в пионерский лагерь в Крыму. Это было моё первое путешествие в лагерь так далеко и к морю, хотя за плечами пионерского прошлого было уже 10 оттрубленных смен в любимой "Лесной сказке" за 30 км от Полоцка. Мы ехали через Москву (на обратном пути захватили путч с его баррикадами из троллейбусов), а жили в небольшом украинском местечке Саки, на самом берегу моря.
Как заведено в пионер-отрядах, первый вечер стал для всех вечером знакомств. Каждый должен был представиться и сказать пару слов о себе, своих увлечениях, в общем, попытаться запомниться окружающим.
Я была (да и до сих пор ещё есть) жутко стеснительная. Из меня выдавить пару слов да ещё о себе не на письме, а вслух было пыткой. Я хотела сквозь землю провалиться во время этой встречи у костра и от волнения и переживаний прослушала всё, что говорили другие. Дотянула, чтобы до меня очередь дошла последней. Так и вышло.
Я открыла рот, что-то там сказала в двух сумбурных предложениях, и минута позора канула в лету моих воспоминаний...
Но в памяти осталась одна фраза, сказанная в ответ на мою "презентацию", воспитательницей отряда, которая всех старалась приободрить, поддержать, делая маленькие ремарки в итоге их выступлений.
Она сказала мне: "Ты очень похожа на Марину Влади". А потом, увидев выражение моего лица, догадалась и добавила: "Это французская актриса с русскими корнями, жена Высоцкого"...
Я всю смену ходила под впечатлением этих слов и ждала дня, когда вернусь домой и узнаю, наконец, кто же такая Марина Влади. Потому что кто такой Высоцкий, мне объяснять было не нужно.

Его фотография - вырезка из цветного советского журнала или даже с футляра от пластинки - в рамочке под стеклом висела рядом с нашими фото в мамином уголке в гостиной. Тёмно-зелёный фон, бордовая рубашка, взгляд... взгляд, смотревший сквозь вечность...
У меня в детстве даже не возникало вопросов, что за дядя висит среди наших с Сашкой черно-белых фотографий, маминых снимков, семейных любимых кадров - он просто был там всегда и всё.
Потом я росла, стала задавать воспросы, мама - на них отвечать. Потом пластинки, потом магнитофон... и никогда в голову не приходило убрать это фото со стены.
Потом уютный уголок в гостиной из двух кресел и самодельного столика с маленькой красивой лампой на салфетке исчез - на его месте стоит большой массивный стол, заваленный новыми рамками, письменными принадлежностями, книгами, бумагами, фото... Но на стене до сих пор висит сереберистая металлическая рамочка, из-под стекла которой на меня по-прежнему сквозь вечность смотрит Высоцкий.

Я могу слушать любые его песни. Меня восхищает сумасшедший дом, радует гимнастика, веселит и улыбает до ушей Ваня с клоунами. Я могу полностью отдаться горам, тому, что не люблю, стать скалолазкой и полететь Москва-Одесса.
Это веха века, его колея. Этого не стереть и не забыть.
А его голос...

Я знаю, что такое поэт. Я знаю, что такое, когда поэт поёт. И знаю, что это, когда поэт любит.
Мне посвящали стихи. Мне пели свои песни. Меня тоже любили.
Разве она могла устоять? ))

Сейчас мне очень близка именно эта грань. Сегодня для меня Высоцкий - это Высоцкий + Марина Влади.
Неотрывно, неотступно, безоглядно и навсегда. 12 лет. Минуты близости и часы счастья. И любовь. Всеобъемлющая любовь.